Дети.RU

bus

 

 

 

 

Дорогие читатели, вы хотите увидеть один из удивительных уголков  города Якутска, осмотреть его достопримечательности, узнать что-то новое и увлекательное? Тогда мы приглашаем на прогулку по микрорайону «Сайсары»,на экскурсию «Память Сердца», где узнаем о Ильменской трагедии ,посетив   сквер – мемориал, который называется «Журавли над Ильменем», площадь Матери , школу №20, которая носит имя Героя Советского Союза Ф.К. Попова и на ее территории находится Бюст  героя.

 

ТРАГЕДИЯ НА ОЗЕРЕ ИЛЬМЕНЬ

          В 19-й отдельной лыжной бригаде было 1712 русских, 597 якутов, 25 украинца, 95 татар, 66 белорусов и около 200 человек других национальностей.  Это была по существу воинская часть, сформированная в основном из посланцев Якутской республики.

10 января 1943 года 19-я отдельная лыжная бригада выехала на фронт.

Перед 12-м гвардейским стрелковым корпусом, в состав которого входила лыжная бригада, была поставлена задача: форсировать озеро Ильмень и овладеть его южным побережьем, затем развить наступление на Старую Руссу, перерезатъ коммуникации, ведущие на Шимск, этим обеспечить успех главной группировке 27-й армии, которая готовила наступление на Старую Руссу с севера и юго-запада.Операцию по освобождению Старой Руссы назвали «Полярная звезда». Длина озера Ильмень — около 45 км, ширина до 35 км, глубина 9,7 м.

22 февраля лыжная бригада ступила на берег озера Ильмень в местности Маяк Железный. Предстояло пройти по чистому и тонкому льду более тридцати километров. Укрытий для пехоты и артиллерии на пути не было. Шли темной ночью, при абсолютном бездорожье, ориентируясь только по компасу. К пяти часам утра 23 февраля в трех-четырех километрах был замечен высокий берег, в 200—300 метрах от бригады находилась оккупированная немцами деревня Ретле. Бросок — и на окраине деревни завязался бой. Немцы отступили. Однако к вечеру они подтянули новые силы, численно превосходившие наши. При поддержке авиации в бой вступили артиллерия и минометы. Некоторые наши подразделения до рассвета не успели дойти и укрепиться на южном берегу озера. Гитлеровцы обрушили на них шквальный пулеметно-минометный огонь, который не прекращался в течение всего дня. При таком положении немцам удалось вновь занять освобожденные деревни, оттеснить наших к озеру. Потери оказались огромными. Но советские воины держались стойко.

Кроме того, значатся пропавшими без вести при наступлении на деpeвнюРетле 23 февраля 1943 года многие якутяне. По всей вероятности, они ушли под лед озера Ильмень. Как отмечено выше, бойцы лыжной бригады не успели до рассвета зацепиться за берег, вследствие чего и был упущен фактор внезапности нападения. Бригада попала под сильный обстрел с воздуха. Людям негде было укрыться. В течение всего дня в воздухе постоянно находились от 25 до 32 бомбардировщиков, ими было сброшено свыше 10 тысяч авиабомб разных калибров. Остатки войск в ночь с 23 на 24 февраля отошли в направлении Маяка Железного. В жестоких схватках с фашистами проявили отвагу и мужество посланцы Якутии Алексей Константинович Егоров, Иван Иванович Мигалкин, Афанасий Аркадьевич Прудецкий, Николай Прокопьевич Иванов, Семен Михайлович Илларионов, Михаил Александрович Корчагин, Леонтий Спиридонович Мочаков, Семен Михайлович Осипов, Петр Егорович Петров, Прокопий Яковлевич Капитонов и многие другие. Они до конца исполнили свой долг, отдав жизнь за Родину.

Таким образом, задуманная операция не имела успеха. По вине стратегов данное наступление принесло большие человеческие жертвы, большинство из них ушли под лед озера. Очевидцы тех трагических событий вспоминали: «Бой шел целый день. Когда на другой день посмотрели на озеро Ильмень, лед был усеян трупами».Прибитые к берегу тела якутян жители деревеньки Борисово закапывали втайне – прямо под откосом, по ночам, чтоб не видели немцы

25 февраля 1943 года после короткого отдыха 19-я отдельная лыжная бригада возобновила наступление. Перед ней была поставлена задача — овладеть деревней Взвад Старорусского района, сильно укрепленным узлом противника. Гитлеровцам казалось, что они создали неприступную крепость: водная преграда, широкие минные поля, проволочные заграждения, по которым пропущен электрический ток. Стремительным броском бойцы лыжной бригады овладели близлежащими деревнями и окружили с юго-запада Взвад. Наyтpo следующего дня Взвад был взят. В пунктах узла сопротивления было уничтожено около 200 и захвачено в плен 38 солдат и офицеров противника.

 19-я отдельная лыжная бригада понесла здесь большие потери вследствие слабого прикрытия флангов.

С 27 февраля по 2 марта продолжались бои по овладению Балагижской укрепленной позицией немцев. Но здесь поставленную задачу выполнить полностью не удалось.

 10 марта после пятнадцатидневных тяжелых и кровопролитных боев бригада была расформирована. Остатки ее влились в другие части. Из тех, кто воевал в составе этой бригады, многие не вернулись на родину.

 Известный историк Петров Д.Д. по обнаруженным архивным документам в 1968 году издал книгу «Якутяне в боях на озере Ильмень» на двух языках, благодаря которой якутский народ узнал о трагической гибели нескольких сотен своих сыновей на древнерусской земле. После поездки по местам боев Петровым Д.Д. был поставлен перед руководством Старорусского района и Новгородской области вопрос об увековечении памяти якутян, погибших на озере Ильмень.

Новгородцы положительно отнеслись к предложению ученого, приняли решение о сооружении памятника. Петров Д.Д. выбрал место, где должен был стоять памятник — на берегу озера Ильмень у деревни Ретле возле большой шоссейной дороги Москва — Санкт- Петербург.

В 1968 году в указанном районе на самом видном месте был установлен обелиск. На нем золотыми буквами написано: «Вечная слава воинам-якутянам, погибшим в боях за освобождение Старорусского района от немецко-фaшистских захватчиков в 1943 году».

К моменту открытия памятника была опубликована брошюра Д.Д.Петрова. Известный якутский поэт С.Васильев, ознакомившись с архивными документами, написал балладу «Священный Ильмень». Косторез А.Бурцев создал уникальную композицию из мамонтовой кости, посвященную гepoизму своих земляков. Она была преподнесена в дар Новгородской области.

Гранитный обелиск, установленный на берегу священного Ильменя, навсегда останется символом непосредственного участия сынов далекого Севера — якутов в боях за освобождение Старорусского района Новгородской области, исконно древнерусских земель России, в переломном 1943 году.

В 1968 году улица школьная была переименована на Ильменскую. В 1970 году в День Победы, в начале улицы Ильменская был открыт памятник. К 60-летию Великой Победы, Сайсарский округ 28 октября 2005 года открыл сквер – мемориал, который называется «Журавли над Ильменем». Перед нами – каменные плиты в виде трех льдин, на которых перечислены имена погибших из 14 улусов республики и города Якутска. Сквер украшает композиция из 7 журавлей, у подножия которой из 211 камней выложен курган. Именно столько воинов – якутян пало 23 февраля 1943 года на озере Ильмень. Идея открытия сквера принадлежит жителям улицы. Инициативная группа во главе  с Николаем Атласовым и Анатолием Кириллиным подготовила макет мемориала. Для сбора средств был создан фонд «Мемориал памяти погибших воинов – якутян на озере Ильмень». Глава округа Александр Атласов помог фонду с выделением участка под строительство сквера, а под руководством заместителя главного архитектора Якутска Семена Сергеева силами студентов филиала Московского института современного искусства эскиз мемориала был доработан. Помощь в строительстве оказали ряд министерств, организаций, предприятий, частных предпринимателей и жителей столицы. Строительство сквера – мемориала превратилось в поистине народную стройку.

 

Война – жесточе нету слова.

Война – страшнее нету слова.

Война – печальней нету слова.

Война – это письма, которые ждут и боятся получать.

Война – это особая любовь к добру и особая жгучая ненависть к злу, унижению, смерти.

Война – сыновий принимая прах, навзрыд Россия голосила.

Война –остаться  целыми в живых.  Она всех просила.

Весь под ногами шар земной…

Живу…

Дышу…

Пою…

Но в нашей памяти всегда…

Погибшие в бою.

 Солдатские матери, это на их долю выпало воспитать поколение, принявшее на себя тяжелейший удар - участие в Великой Отечественной войне. Это они, посылая своих детей защищать Родину, каждые 1418 дней войны надеялись, боролись, верили и ждали.

Пятеро сыновей простой якутской женщины - матери из таежного села Баяга Таттинского улуса Февронии Николаевны Малгиной были призваны на фронт и не вернулись домой с  полей сражений.

На долю Февроньи Малгиной выпали тяжелые испытания. Первой потерей стала трагическая смерть мужа, охотника Малгина Егора Петровича. Затем грянула Великая Отечественная война – одного за другим наша героиня проводила на фронт четверых сыновей. В декабре 1941-го к ней пришло извещение о том, что ее старший сын Малгин Алексей Егорович, лучший охотник колхоза, пропал без вести. Следующим ударом стало известие о пропаже без вести в декабре 1941 года второго сына, Малгина Петра Егоровича. Младший сын, Малгин Василий Егорович, выпускник Якутской фельдшерско-акушерской школы, также пропал без вести в ноябре 1942 года. Пятый сын, Малгин Спиридон Егорович, выпускник Якутского сельскохозяйственного техникума, сражался в стрелковой дивизии заместителем командира роты, был тяжело ранен в одном из боев в марте 1943 года и умер в госпитале блокадного Ленинграда.

Вдове, матери-героине не на кого было положиться. Она самостоятельно рыбачила, охотилась, шила теплую одежду — рукавицы, шапки — для фронта. В послевоенные годы с помощью руководства района и общественности республики Февронья Малгина посетила места, где сражались и погибли ее сыновья: города Старая Русса, Новгород, озеро Ильмень, Ленинград (Санкт-Петербург).

Образ Февронии Малгиной, потерявшей пятерых сыновей, стал собирательным.

15 сентября 2012 года на берегу озера Сайсары открыли памятник матери. Это дань памяти матерей  Великой Отечественной войны. Бронзовый памятник матери, установленный в центре сквера, представляет собой образ женщины с ребенком, олицетворяющей Родину. Три сокола, взмывающие ввысь, являются образом сыновей, летящих в пламя войны. Памятник символизирует Победу, торжество добра над злом и продолжение жизни.

памятник всем матерям, ждавшим своих детей с войны. Низкий поклон всем женщинам, которые проводили своих близких на эту страшную войну и сами трудились, не покладая рук, здесь, в тылу, на благо своей родины.

 

 

Скульптор  - Афанасий Романов,

вес – 2560 кг.,

высота  - 6 метров

 

 

Среда, 29 Апрель 2015 12:46

Разделительная полоса

Автор

Разделительная полоса

Выбирая профессию, ты...

А) ведешь освободительную войну, чтобы тебе позволили стать хоть ныряльщицей за жемчугом;

Б) проводишь опрос среди друзей и рассчитываешь востребованность специальности;

В) безучастно наблюдаешь, как члены семьи на совете племени решают твою судьбу.

 

Ты считаешь, что для успеха необходимо...

А)  упрямо карабкаться вверх по жизни, а не ждать рук помощи и плеч поддержки;

Б) развивать острый ум, здоровое тело и доброжелательные отношения с окружающими;

В)карты, деньги, два ствола или везение, красота, связи, словом, то, чего у тебя нет.

 

Перед экзаменами ты...

А) строишь бастион из учебников и готовишься сама, даже если вы с предметом незнакомы;

Б) совершаешь паломничество по подготовительным курсам и репетиторам;

В) ночью пишешь шпаргалки, закачиваешь ответы в телефон и добавляешь отличницу в друзья.

 

В новом коллективе ты...         

А) появляешься со своим самоваром и уверенностью, что скоро станешь лидером;

Б) ищешь путь к сердцу королевы улья, угощаешь всех пиццей и наводишь мосты;

В)прикидываешься человеком-невидимкой, а потом страдаешь, что тебя не замечают.

 

Если ты попала в затруднительную ситуацию, то...

А) никого не пускаешь в сердце и стоически переносишь все тяготы в одиночку;

Б) говоришь с людьми, которые умеют лечить твои душевные раны;

В) на каждом углу плачешься о своей беде, вдруг кто да поможет.

 

Ты начала встречаться с мальчиком, потому что он...

А) вызывает у родителей и учителей некультурный шок своей особенностью;

Б) одним появлением вызывает у тебя счастливую улыбку и бабочек в нужных местах;

В) стал твоим пропуском в клуб «избранных» подруг, у которых давно есть парни.

 

Если срочно нужен компьютер или телефон, но не хватает денег, ты...

А) подрабатываешь по утрам расклейщицей объявлений и уборщицей подъездов;

Б) ведешь учет своих доходов и расходов, чтобы в будущем хватило и на новое пальто;

В) отказываешься от желания.

 

Когда твои взгляды не совпадают с родительскими, ты считаешь, что...

А) мама с папой ошибаются, и ты принесешь им свет истины любой ценой;

Б) во что бы то ни стало нужно найти общий язык и понять собеседника;

В) у тебя нет запасного комплекта нервов, чтобы спорить.

 

Если друзья восхищаются кинокартиной, которая тебе не понравилась, ты... А) не станешь щадить их чувств и нанесешь им несколько душевных травм правдой;

Б) пытаешься найти в ней что-то хорошее, чтобы выставить хотя бы средний балл;

В) согласишься, что это самый лучший фильм всех времен и народов.

 

Внезапно предстоит провести выходной в одиночестве, тогда ты...

А) радуешься, что можешь вложить каждую минуту в себя;

Б) отправляешься на какое-нибудь мероприятие и легко заговариваешь с посторонними;

В) испытываешь панику, как будто тебя бросили на необитаемом острове.

 

Если ты видишь, что близкий тебе человек не следит за здоровьем, ты:                    А) считаешь, что у каждого есть право на саморазрушение, и не вмешиваешься;              

Б)готовишь здоровые супы, даришь теплый шарф и зовешь на пробежку;                       

В) переживаешь, плачешь и на всякий случай осваиваешь специальность сиделки.     

 

Подруга сказала, что тебе не идет новое платье, ты...       

А) не останешься в долгу и в ответ устроишь ей модный суд;                                 

Б) подберешь к обновке другие аксессуары и обувь;                                            

В) торжественно похоронишь его на дне шкафа.

 

Твой эксперимент со стрижкой не удался, и теперь ты...                                 

А) требуешь у администратора салона уволить бездарного мастера;

Б) хохочешь вместе с друзьями, когда они называют тебя ежиком в тумане;

В) переживаешь, что все над тобой смеются и обсуждают твой внешний вид.

 

Парень не звонит уже третий день, и ты:

А) гордо удаляешь его из всех списков контактов и стараешься забыть его имя;

Б) набираешь его номер сама, чтобы поинтересоваться, всели в порядке;

В) делаешь вывод, что он тебя бросил без официального уведомления.

 

На твоем горизонте появляется человек с неудобной просьбой, ты...

А) отрезаешь своим «нет» любую возможность договориться;

Б) четко определяешь границы своего великодушия и готовности помочь;

В) выключаешь телефоны, притворяешься больной, но в конце концов говоришь «да».

 

Во время публичного выступления ты...

А) увлекаешься темой и вспоминаешь о слушателях только тогда, когда тебе начинает мешать их храп;

Б) следишь взглядом за всеми и быстро перестраиваешься, если аудитория ныряет в телефоны;

В) думаешь, что все видят, как у тебя дрожат руки, голоси коленки.

 

Если кто-то интересуется твоим мнением по вопросам философии/истории/политики, ты...

А) высказываешь свою позицию с безапелляционностью знатока;

Б) выражаешь свой взгляд, а потом интересуешься точкой зрения собеседника;                  

В) честно признаешься, что не знаешь ответа, потому что не задумывалась об этом.                     

                 

При общении с мальчиками ты...

А) начинаешь отстаивать свои права задолго до того, как кто-то попытается их нарушить;

Б) помнишь, что они обычные люди, которые стесняются и боятся того же, что и ты;                                    

В) прячешь интеллект и соглашаешься, что твое место на кухне.         

                                                               

Тебе понравился парень, но он другой национальности, ты...

А) разрабатываешь проект по его ассимиляции;

Б)с интересом погружаешься в изучение его языка и традиций;

В) представляешь насмешки со стороны друзей и сразу излечиваешься от чувств.

Подруга стала тесно общаться с новенькой, ты...

А)уходишь красиво и предвкушаешь, как бывшая подруга станет за тобой бегать;

Б) устраиваешь домашнюю вечеринку на троих;

В) обвиняешь ее в предательстве и ужасно страдаешь.

 

Теперь за каждый выбранный ответ А начисли себе 2 балла, за Б-1 балл, за В-0 балла и сложи результаты.

 

От О до 12 баллов.

Тебе  кажется, что окружающие доставляют тебе массу неудобств: ты страдаешь наедине с собой, но, попадая компанию, мучаешься чуть л и не больше. Ты нередко превращаешься в тень подруги или парня: копируешь их увлечения, перенимаешь их взгляды, забываешь об учебе и окружающем мире. Когда тебя просят проявить себя, ты долго копаешься внутри и не можешь найти ничего, что было бы твоим, кроме страха не понравиться. Если твое мнение появляется на горизонтах сознания, ты стараешься его скорее прогнать, чтобы в будущем оно не помешало твоим отношениям с людьми. Постарайся вспомнить момент, когда ты завела книгу учета замечаний, косых взглядов и усмешек, слишком пристальное внимание к чужому мнению исключает тебя из твоей же жизни. К сожалению, сейчас ты удобный человек, чтобы командовать тобой, поэтому ты часто превращаешься в жертву. Подумай, стоит дальше позволять посторонним руководить твоим настроением и судьбой?

 

13 до 27 баллов.                                                                                                                                                                        

Ты знаешь, что такое самодостаточность, но стараешься, чтобы она не превращалась в самовлюбленность. Обычно тебе удается избегать как лести, так и категоричности. Ты чутко слушаешь других, но их голоса никогда слушают твое мнение. Ты не мучаешься в одиночестве и не краснеешь в компаниях. Конечно, ты не идеальный человек: у тебя тоже случаются слезы, конфликты и расставания. Но ты не отказываешься от своей порции ответственности и не ползешь на коленках за прошлым, умоляя его вернуться. Ты четко знаешь, что на территорию чужой свободы заходить нельзя, поэтому не навязываешь свои взгляды и дружбу. Но также ты помнишь, что общество - это замкнутая цепь, где отношение к другим вернется к тебе бумерангом, поэтому не отказываешь в помощи  в том слове. Ты знаешь, что самоуважение и внимание к другим как хождение по канату под куполом цирка –требует ежедневной тренировки.

 

От 28 до 40 баллов.

Похоже, ты стремишься к абсолютной свободе и забываешь, что ее ограничивает не только земное притяжение, но и другие люди. Однако их существование тебя нисколечко не смущает: ведь для себя ты выделила особое место ми, с которого окружающие выглядят незначительными. Также ты пожаловала себе право выбирать общественные нормы, которым стоит следовать. Среди них не значатся уважение, тактичность, внимательность, взаимопонимания, готовность уступать. Да, пока ты супергерой, который не гнется и не ломается, но однажды изменчивый мир, что ты, как и все, сделана из хрупкого материала. Поэтому подумай, стоит ли от других строить границы, которые могут оказаться клеткой для тебя самой. Вполне возможно, у твоей свободы привкус одиночества.

 

Из журнала YES! №2 - 2015

Вторник, 28 Апрель 2015 15:16

ПРИУЧАЙТЕ РЕБЕНКА К ТРУДУ

ПРИУЧАЙТЕ РЕБЕНКА К ТРУДУ 

Очень часто родители начинают это делать по­здно. Мол, ребенок еще мал, да и вообще, что от него можно требовать?! А действительно, что под силу ребенку?

Начнем с 2-2,5-летнего малыша: не закатывайте глаза - даже в та­ком возрасте ребенок может:

- собрать свои игрушки - хотя бы две-три;

-  что-либо принести по вашей просьбе;

- поднять с полу то, что упало;

- тряпочкой вытереть стол.

Четверг, 16 Апрель 2015 16:45

Родительские заповеди

Автор

Родительские заповеди

 

Ребенка нужно ждать.

Он должен быть желанным. Все в нашей жизни начинается с любви, и испокон веков люди верили, что лишь тогда человек бу­дет красивым и счастливым, если зачат он был в любви.

 

Ребенку нужно общение.

Причем регулярное, иначе и психика страдает у малыша, и рече­вое развитие запаздывает. С ребенком нужно разговаривать, иг­рать - наверное, это и есть воспитание. А еще с ним надо рядом трудиться: с самого детства ребенок должен выполнять посильные дела, поручения, должен видеть, как трудятся его родители: дома, в огороде, помогая другим.

 

Ребенку нужны и мама, и папа.

У ребенка должны быть и мама, и папа: даже если жизнь с отцом ребенка не складывается, надо помнить, что это у вас с мужем про­блема, а малышу нужен папа. Ну, нет папы - пусть будет другой мужчина - дедушка, крестный отец. Ведь в неполной семье (а если тут еще есть и бабушка, но нет дедушки) ребенок может стать цент­ром Вселенной: все для него, все вокруг него. А это уже что? Это -гиперопека.

 

Не втягивайте ребенка в семейные ссоры.

Ребенок не должен видеть и слышать семейных скандалов: ему одинаково дороги и папа, и мама, он любит и бабушку, и дедушку. Нельзя заставлять ребенка с неокрепшей еще нервной системой переживать семейные конфликты наравне со взрослыми. Потому что - запомните это, дорогие взрослые! - за внутрисемейные раз­борки ребенок всегда берет вину на себя: подсознательно, автома­тически.

Еще один нюанс: вот проживет свое детство малыш в такой ат­мосфере ссор и конфликтов и у него - тоже подсознательно - такая модель взрослой жизни закрепится как правильная и нормальная. И он, создав свою собственную семью, будет неуютно себя чувство­вать, пока не начнет скандалить!

 

Осуждать надо поступок ребенка, а не его самого.

Ребенок не должен постоянно слышать, что он плохой, глупый, недотепа, неусидчивый, разбойник, паразит... и т.д. Да, дети иногда себя ведут плохо, бывают непослушны, но это не означает, что нуж­но давать ему отрицательную оценку. Обсуждать и оценивать нуж­но конкретный нехороший поступок, причем, находить убедительные слова. Постоянная критика ребенка приводит к тревожности,  комплексу неполноценности. Став постарше, ребенок начнет само­утверждаться и кто знает, чем это может обернуться. И все потому, что он захочет доказать - именно родителям в первую очередь, что он «не лыком шит». Поэтому следите за своей речью даже если вашему ребенку всего годик: он даже интонацию недовольную улав­ливает. А если она всегда такая? Ребенок безоговорочно верит каж­дому родительскому слову и все воспринимает так, как говорят взрослые. Плохой? Значит, плохой; глупый? Значит, совсем дурак... Берегите своих детей от необдуманных слов и действий.

 

Н. Третьякова

Из журнала «Бабья радость» - №2-2015

ВИРТУАЛЬНАЯ АКЦИЯ

«Память на века»

посвященная к 70-летию Победы

в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.)

 

Акция напиши о своем родственнике участнике ВОВ «Память на века» проводится детско-юношеской библиотекой «Школьный мир» в рамках локального проекта «Война. Победа. Память» посвященного 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.

  Цели и задачи:

- формирование чувства гордости за свою родину;

- формирование должного уважения к ветеранам;

- патриотическое воспитание среди молодежи;

- привлечение внимания к юбилейной дате - 70-летию Победы в ВОВ;

 

 Формат проведения:

 Написать сочинение на тему «Память на века», в котором рассказать о своих родных (дедушке, бабушке, дяде, а возможно, и о ветеране, который живет рядом на одной площадке или на одной улице) участниках Великой Отечественной войны. Приветствуются различные инициативы – рассказы о боевом прошлом ветеранов, послевоенном времени и о том, как живут сейчас ветераны. Это может быть небольшой рассказ, очерк или статья.

 

 Работы для участия в акции необходимо направлять по адресу:

 г. Якутск, ул. Маяковского, 81

Работы в электронном виде отправлять по адресу: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  (с пометкой «Акция»)

По вопросам обращаться по тел. 35-04-62

 Акция будет проходить с февраля по ноябрь месяц 2015г.

  

 «Война глядит  сквозь  книжные  страницы»  (отдел по работе с юношеством)

 

 

А может, не было войны...

 И людям всё это приснилось:

Опустошённая земля,

 Расстрелы и концлагеря,

 Хатынь и братские могилы?

А может, не было войны,

И у отца с рожденья шрамы,

Никто от пули не погиб,

 И не вставал над миром гриб,

И не боялась гетто мама?

А может, не было войны,

И у станков не спали дети,

 И бабы в гиблых деревнях

 Не задыхались на полях,

Ложась плечом на стылый ветер?

                                               А.Розенбаум

 

    

 

Поклонимся великим тем годам
Тем славным командирам и бойцам
И маршалам страны и рядовым
Поклонимся и мертвым и живым
Всем тем которых забывать нельзя
Поклонимся поклонимся друзья
Всем миром всем народом всей землей
Поклонимся за тот великий бой

                                       М. Львов

     

 

 

Книжная выставка "Память пылающих лет" (отдел по работе с детьми)

 

  

Алешковский Ю. «Кыш и я в Крыму»

 

О том, что мы едем в Крым, я узнал всего за два дня до отъезда.

Мы с Кышем сидели на балконе, и я вдруг увидел своего папу. Он подошёл к дерущимся мальчишкам и что-то сказал им. Мальчишки неохотно подали друг другу руки и разошлись в разные стороны.

— Что ты им такого сказал? — спросил я папу, когда он пришёл домой.

— Я им сказал: «Дети! Я с сегодняшнего дня в отпуске. Я ждал этот день целый год. Пожалуйста, не омрачайте его. Дайте же друг другу руки! Поверьте мне: жизнь прекрасна!»

— Но ты же ещё вчера не знал про отпуск! — сказал я.

— Да. Тебе известно, что я люблю неожиданности? Так вот, сегодня утром мне вручают в месткоме путёвку и говорят: «Дорогой Сероглазов! Посмотри на себя! На тебе же лица нет. Ты нервный и просто обуглился на работе. Мы не можем допустить, чтобы наш ведущий конструктор таял не по дням, а по часовому графику. Поезжай в Крым!»

Я ещё не успел всё сообразить как следует, а папа уже говорил маме по телефону:

— Ирина, я не шучу… Послезавтра мне необходимо быть в Крыму… Именно с женой и с ребёнком. Ты же говорила, что можешь уйти в отпуск в любую секунду? Говорила. Вот и уходи. Выключи свою электронную машину и уходи. Машине тоже нужно отдохнуть, а то у неё шарики начнут барахлить… Быстрей пиши заявление. Мы с Алёшей упаковали первый чемодан. Как, как? Вопрос о поездке собаки мы обсудим не по телефону. Пока… Да! Жить будете в доме у тёщи моего сослуживца. Я договорился…

— Без Кыша никуда не поеду, — сказал я. — Мне не нужен никакой Крым!

— Ты погоди занимать твёрдую позицию. Вот придёт мама, мы сядем за наш круглый стол и начнём переговоры на самом высоком уровне.

— А ты за кого будешь? — спросил я.

— Я буду за разумное решение проблемы, — сказал папа.

— Тут только одно решение: взять Кыша с собой! И всё! Даже переговаривать не желаю!

— Давай до начала переговоров не заводить их в тупик. Идёт?

— Попробуем, — сказал я, решив ни за что не сдаваться. Потому что я просто представить не мог, как это я уеду в Крым без Кыша.

Я присел около Кыша, приподнял его длинное мохнатое ухо и шепнул:

— Не бойся! Я тебя не предам. А если начнут спрашивать, как ты будешь себя вести, отвечай, что хорошо, обещаний надавай и, главное, посильней виляй хвостом. Понял?

Кыш ничего не ответил и только глубоко вздохнул…

2

До прихода мамы я помогал папе укладывать чемодан. Он сложил в него свои майки, трусики, рубашки, кеды, джинсы и тоненькую книжку, которая называлась «Угрожает ли Солнечной системе тепловая смерть?»

Я, конечно, сразу поинтересовался, что такое тепловая смерть и вправду ли она нам угрожает? Папа сказал, что угрожает, хотя до этого ещё очень далеко, миллионы лет, но если люди вроде меня будут получать по арифметике тройки, а иногда и двойки, то тепловая смерть Солнечной системы наступит гораздо раньше, чем ожидалось. Ещё папа сказал, что если люди вроде меня подтянутся по всем предметам, то через тысячу лет они запустят в небо искусственное солнце, а может быть, даже не одно, а целых три штуки. И тогда в Москве круглый год будет тепло, как в Крыму.

— А пока что, — добавил папа, — позаботься о том, чтобы не получить у моря солнечный или тепловой удар. Найди свою панамку и сделай из доски, которая лежит на балконе, четыре стойки. Ты будешь с мамой на пляже натягивать на них простыню и спасаться от солнца.

— А ты разве не будешь с нами лежать на пляже? — спросил я.

— У дома отдыха свой пляж. Туда не пускают посторонних. Даже детей и жён.

— Почему?

— Потому что таковы тамошние правила. Между прочим, — сказал папа, — я позвоню своему однокласснику Мише Фингерову, он работает в зоопарке, и спрошу, не вредна ли Кышу поездка в Крым, к морю.

— Понимаю, к чему ты клонишь, — сказал я.

— Будь уверен: я тебе не солгу. Что скажет Миша, то и передам. Но как быть, если врачи категорически запретят Кышу ехать?

Папа ещё не раз до прихода мамы и переговоров за нашим круглым столом пробовал обрабатывать меня разумными доводами насчёт Кыша, но я не сдавался, потому что не видел в этих доводах ничего разумного.

— Ты сам, — сказал я, — говоришь, что лучше умереть, чем предать лучшего друга. И я никогда не предам Кыша!

3

Наконец, весёлая и радостная, вернулась с работы мама. Ей тоже подписали заявление об отпуске и завтра должны были выдать отпускные деньги. Папа показал маме путёвку на красивой бумаге и сказал:

— А вам придётся с Алёшей быть дикарями. — Мне показалось, что мама немного обиделась после этих слов, но папа добавил: — Не думайте, что я так уж жажду в дом отдыха. Я с удовольствием не разлучался бы с вами.

— Ты ведь мог отказаться от путёвки, — заметила мама.

— Это было просто невозможно. Местком сказал мне: «Сероглазов, ты у нас самый нервный и справедливый человек. Отдыхай!» Как тут откажешься?

Мы уже кончили ужинать, но я нарочно не вмешивался в разговор. Я терпеливо ждал начала переговоров о Кыше… Мама начала издалека. Она сказала, что недолгая разлука только укрепляет чувства друзей.

— Не люблю людей, которые нарочно разлучаются для проверки всяких чувств, — заметил я спокойно.

— Он прав, — сказал папа и как-то странно посмотрел на маму.

Тогда мама без долгих слов призналась, что она очень любит Кыша. Но что я себе не представляю всех трудностей, связанных с питанием и проживанием собаки на курортах Крыма.

Мама обрисовала мне тысячу разных трудностей. И переезд, и жару, и солёную морскую воду, и набитые битком автобусы, и невозможность пойти с Кышем в кино и па концерты, и скандалы на пляже из-за того, что пляж не для собак, а для людей, и ещё много чего другого.

— Это будет не отдых, а пытка! — под конец своей речи сказала мама.

Кыш после её слов, еле слышно застонав, вылез из-под круглого стола и с опущенным хвостом печально поплёлся в другую комнату.

— Так. У одного из участников переговоров не выдержали нервы, — сказал папа.

— А ты, я вижу, дипломат! — вспыхнула мама.

— Совершенно верно, — согласился папа.

— Тогда тебе незачем лечить нервы. У дипломатов они крепки, как канаты, — сказала мама.

— Просто мы, дипломаты, умеем себя держать в руках, как бы ни пошаливали нервишки, — объяснил папа.

— Повторяю: я хочу отдохнуть. Вы можете это понять? — спросила мама. — Или вы бесчувственные эгоисты?

— А что значит отдохнуть? — сказал я.

— Это значит: спокойно купаться, загорать, читать, ходить на экскурсии и в кино.

— Выходит, Кыш тебе помешает? — спросил я.

— Не знаю. Ведь мы ни разу не отдыхали вместе.

— Вот и давай попробуем, — предложил я. — Знаешь, какие условия я тебе создам? Ты не будешь беспокоиться ни о чём! А я буду ходить в магазины и на базар. Буду стирать сам свои носки и трусы и, уж конечно, кормить Кыша. И тебе не придётся волноваться из-за меня, как в Москве! Вот увидишь!

— Ты обещаешь без спроса не лазить в море? — спросила мама, начиная сдаваться.

— Слово! — сказал я.

— Ты обещаешь не получить солнечный удар?

— Слово!

— Ты обещаешь не тянуть в рот грязные фрукты?

— Слово!

— Ты обещаешь никуда от меня не убегать и не теряться?

— Слово! — заверил я.

— Хорошо. Ваша взяла, — сказала мама. — Завтра же возьмите справку о состоянии здоровья Кыша. Без неё ему не дадут билет на самолёт.

Я встал на стул, поцеловал маму и сказал:

— Не бойся. Всё будет хорошо. Ты отдохнёшь, как никогда.

— Посмотрим… посмотрим, — ответила мама.

 

4

Время до нашего отлёта тянулось долго-долго. Ещё дольше, чем последний день четвёртой четверти. И только на трапе, когда папа показывал красивой девушке наши билеты на самолёт, я вдруг почувствовал, что это — правда! Ещё совсем немного, заревут реактивные моторы, и мы полетим в Крым!

Моё место в самолёте было у круглого окошечка — иллюминатора. Кыш сидел у меня на руках и вёл себя спокойно. Только когда самолёт разогнался, он уткнул морду мне под мышку, как будто не хотел ничего ни видеть, ни слышать.

Я его гладил, успокаивал и говорил, что собаки теперь бывают в космосе, а там пострашней, чем в реактивном «ТУ-104», летящем совсем не высоко над землёй. И из-за того, что я всё время беспокоился о Кыше, я сам ни разу не струсил…

…Потом красивая девушка принесла нам минеральную воду и конфетки, которые едят в небе, и опять велела всем пассажирам застегнуть ремни. Папа научил меня при снижении часто щёлкать зубами, чтобы не заложило уши, а Кышу выдал кость с хрящиками, так как конфету грызть он не пожелал.

Рёв моторов сделался немного тише, у меня всё оборвалось внутри, когда самолёт провалился на секунду в яму, а в ушах как-то зашипело и стало покалывать тысячью иголочек.

— Кыш, — сказал я, — мы идём на посадку! — И не услышал собственного голоса.

Я испугался, по совету папы защёлкал зубами, в ушах у меня вдруг выстрелило, и я услышал, как папин сосед громко жалуется красивой девушке, нашей бортпроводнице:

Кыш и я в Крыму

— Возмутительно! Я молчал, когда собака дёргала мой зонтик! А теперь в самолёте создана ужасная атмосфера: глодают кость, щёлкают зубами! В конце концов, мы не в купе поезда. Мы в полёте. Здесь нервы напряжены до предела!

— Извините, но я не могу запретить собаке глодать кость, а мальчику щёлкать зубами. Пожалуйста, договоритесь между собой сами, — с улыбкой сказала девушка.

Как только мы сошли с трапа, Кыш прямо заскулил от радости и даже лизнул бетонную дорожку аэропорта. Он был счастлив, что вернулся с неба на землю.

Мы получили наши чемоданы и встали в очередь на такси.

Кыш лежал в тенёчке за чьим-то чёрным чемоданом, часто дышал, свесив язык набок, и то и дело с упрёком поглядывал на солнце. Ведь оно пекло действительно почище, чем в Москве.

А я рассматривал красивые разноцветные наклейки на чьём-то чёрном чемодане и спрашивал у мамы, что на них написано нерусскими буквами.

Это были названия разных городов и гостиниц.

Вдруг к очереди подъехал голубой микроавтобус «Рафик». Из него высунулся человек со шрамом на щеке, которого я видел в самолёте, и спросил:

— Товарищи! Если среди вас есть с путёвками в «Кипарис», милости прошу, довезём.

— Я в «Кипарис»! — сказал папа. — Но у меня семья и собака.

— Садитесь. В «Рафике» места хватит всем, — сказал человек со шрамом.

— Простите, и я в «Кипарис», — обратился к нему хозяин чемодана с разноцветными наклейками. — Мне тоже можно?

— Конечно. Садитесь.

Потом, наверно решив не стесняться, из очереди вышли ещё два человека: небритый высокий парень с рюкзаком за плечами и папин сосед, ворчавший на нас с Кышем. Он спросил:

— Эта машина прислана за нами из дома отдыха, или вы везёте нас частным образом?

— Частным образом, — ответил человек со шрамом.

Сначала мы ехали по шоссе, потом проехали по городским улицам, потом снова выехали за город и мимо зелёных яблоневых садов, мимо голубых и розовых домиков взяли курс к морю.

Обернувшись к нам, человек со шрамом сказал:

— Давайте знакомиться. Василий Васильевич Васильев.

— Меня зовут Алёша.

— Ирина Дмитриевна, — представилась мама.

— Митя, — сказал папа.

— Фёдор Ёшкин, — сказал небритый парень.

— Милованов, — сказал хозяин большого чемодана с наклейками.

— Торий Иванович Грачёв, — неохотно, но важно объявил папин сосед.

— Не сочтите за подковырку, — спросил Милованов, — почему вы Торий?

— Мои родители — химики, — сухо объяснил Грачёв, — и в знак уважения к Периодической таблице элементов выбрали мне имя по ней.

— Значит, вы вполне могли бы стать Азотом или Алюминием? — пошутила мама. Грачёв ничего не ответил.

5

Мы с Кышем смотрели в окно на огромные зелёные волны гор по обеим сторонам шоссе...

«Солдат Василий Михайлов»

Валентин Саввич Пикуль

(отрывок)

 

 В нашей истории бурный и красочный XVIII век, век рыцарства и злодейства, век гордецов и подлецов, как бы окантован двумя мучительными процессами. В начале столетия Россия вышла на побережье Балтики, а весь конец века народ укреплял рубежи государства на берегах Черноморья. Дорога в Бахчисарай далась ценою большой крови, отняв у россиян жизнь нескольких поколений.

Дело это было великое, дело нужное — дело героев, давно позабытых. Сейчас бывшая Таврида стала всесоюзной здравницей, и загорающие в шезлонгах на верандах курортов меньше всего думают о своих пращурах, которые пешком ходили на Крым не ради обретения загара, а едино ради отмщения татарам за беды и насилия.

Иногда очень полезно вспомнить слова Пушкина:

«Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать иной есть постыдное малодушие!»

Итак, мы во времени Анны Иоанновны…

Весною 1736 года русские легионы под жезлом фельдмаршала Миниха выступили в поход на Крымское ханство.

Солдат воодушевлял бой барабанный, флейты пели им о славе предбудущей.

_Крепит_Отечества_любовь_

_Сынов_российских_дух_и_руку;_

_Желает_всяк_пролить_всю_кровь,_

_От_грозного_бодрится_звуку_

А за солдатами шагали люди служивые — лекаря с аптеками, профосы с кнутами, трубачи с гобоями, попы с кадилами, аудиторы с законами, писаря с чернильницами, кузнецы с молотами, цирюльники с ножницами, седельники с шилами, коновалы с резаками, плотники с топорами, извозчики с вожжами, землекопы с лопатами…

Сверху обжигало людей нещадное степное солнце.

Боевые литавры гремели не умолкая…

В громадной карете — шлафвагене — ехал сам Миних; на походной жаровне готовилась для него яичница; фельдмаршал в одном исподнем сидел на бочке с золотыми червонцами, лениво понтируя со своим приятелем, пастором Мартенсом, и хвастал:

— Через четыре года, дружище, мои славные штандарты будут водружены над сералем султана турецкого… Я сдаю. Квинтич. Пики!

— В банке триста, — отвечал пастор. — Сначала, приятель, не сломай себе шею на взятии Перекопа, побывай в Бахчисарае крымского хана, а потом уж мечтай о Константинополе…

— Basta! — пришлепнул туза Миних. — Твоя карта бита… Не забывай, что мы с тобой не в Европе, а в России… Людские запасы этой страны столь велики, что кровь солдата на Руси дешевле чарки вина. Счастье, что я служу в русской армии, где можно свободно угробить миллион душ, но зато всегда добьешься успеха… Пики!

Дымчатые волы катили по травам 119 пушек, величавые верблюды тащили арбы с ядрами.

На телегах везли рогатины — столь великие, что одну из них с натугою шестеро солдат поднимали (этими рогатинами окружали по ночам бивуаки, дабы не наскочила татарская конница).

Казалось, не будет конца пути, никогда не кончатся эти солончаки и сожженные солнцем ковыли.

Палимы звенящим зноем, шли солдаты великой армии.

Голая степь и безводье царили на крымских подступах.

— Кошку высечь и то прутика не сыщешь, — говорили люди.

Чуткий сон армии стерегли по ночам скифские курганы.

_Покрыты__тенью_бунчуков_

_И_долы_и_холмы_сии!_

Днем через каре армии прокатывал шлафваген Миниха.

— Вперед! — рычал на солдат фельдмаршал. — Кто остановился, тому смерть. А свободных телег для больных в обозе нету…

Жутко ревел на привалах скот, не поенный уже с неделю.

Выстелив по земле тонкие шеи, умирали плачущие от усталости кони.

Мертвых бросали в степи — на поживу ястребам и воронью…

17 мая 1736 года русское каре с ходу уперлось в Перекоп.

Походный толмач Максим Бобриков всмотрелся в пылищу.

— Перед нами ворота Ор-Капу, — доложил он Миниху.

— Ор-Капу? А что это значит?

— «Капу» — дверь, «Ор» — орда, вот и получается, что сия татарская Перекопь есть «дверь в Орду» ханскую…

— Передайте войскам, — наказал Миних, — что за Перекопью их ждет вино и райские кущи. Ад — только здесь! А за этим валом «дверей в Орду» — отдых и прохлада садов ханских, где произрастает фруктаж редкостный, какого в дому у себя никто не пробовал!

Но 185 турецких пушек (противу 119 русских) зорко стерегли вход в Крымское ханство; над фасами крепости реяли на бунчуках янычарских хвосты черных боевых кобыл, и старая мудрая сова, вырубленная из камня, сидела над воротами Ор-Капу, сурово взирая с высоты на пришельцев из далекой прохладной страны…

— Назавтре быть штурме немалой, — говорили ветераны, — а нонеча поспать надо, дабы отдохнули бранные мышцы!

И армия попадала на землю, изможденная до крайности.

Они дошли…

Но до Перекопа русские доходили уже не раз. Дойдут — и возвращаются обратно, крепости взять не в силах. Все степи Причерноморья усеяны русскими костями…

Спите!

Завтра покажет — быть вам в Крыму или не быть?

Еще затемно строились полки, в центр лагеря стаскивали обозы, чтобы они не мешали армии маневрировать.

В строгом молчании уходили ряды воинов, неся над собой частоколы ружей. Священники, проезжая на телегах, торопливо кропили солдат святою водицей — прямо с метелок! Погрязая в песок зыбучий, тяжко выползали мортиры и гаубицы. Рассвет сочился из-за моря, кровав и нерадостен, когда войска вышли на линию боя.

Миних на громадной рыжей кобыле проскакивал меж рядов, возвещая солдатам:

— Первого, кто на вал Перекопи ханской взойдет с оружием и цел останется, жалую в офицеры со шпагой и шарфом… Помните, солдаты, об этом и старайтесь быть первыми!

Плох тот солдат, что не жаждет стать офицером. Воины кричали:

— Виват, Руссия…, виват, благая! Все будем первыми…

Янычары жгли костры на каланчах, ограждавших подступы к Перекопу со стороны степей. А ров на линии перешейка был столь крут и глубок, что голова кружилась.

И тянулся он, ров этот проклятый, рабами выкопанный, на многие версты — от Азовского до Черного моря.

Пастор Мартене наполнил бокал «венджиной» и протянул фельдмаршалу, чтобы взбодрить его перед битвой:

— Всевышний пока за тебя, приятель: воды во рву татарском не оказалось, и в этом твое счастье… Выпей венгерского!

Окрестясь, солдаты кидались в ров, как в пропасть. Летели вслед им рогатины и пики, из которых тут же мастерили подобие штурмовых лестниц, и лезли наверх, беспощадно убиваемые прямо в грудь янычарами…

Дикая бойня возникла на приступе каланчей. Топорами рубили солдаты двери, чтобы проникнуть внутрь башен. Врукопашную — на багинетах, на ятаганах! — убивали людей сотнями, тысячами. Каланчи взяли — дело теперь за воротами Ор-Капу, и тогда «двери» Перекопа откроются сами по себе… Пять тысяч тамбовских мужиков, приставших к войскам, уже лопатили землю под собой, готовя проезжую «сак-му» для входа в Крым, чтобы протащить через перешеек громоздкие обозы великой армии.

Миних часто спрашивал своего адъютанта:

— Манштейн, хоть один солдат взошел ли на вал?

— Увы, экселенц. Всех сбросили вниз.

В боевом органе битвы взревели медные трубы пушек.

— Вот же он…, герой! — закричал Миних, когда на валу крепости, весь в дыму и пламени, показался первый русский солдат. — Кто бы он ни был, жалую его патентом офицерским!

К шатру Миниха подскакал толмач Максим Бобриков.

— Наши на валу, — возвестил хрипло, кашляя от дыма. — А паша перекопский парламентера шлет…, милости просит!

Ворота Ор-Капу медленно разверзлись, и в них, паля из мушкетов, хлынуло воинство российское. В шатер, плещущий розовыми шелками, явили героя, взошедшего на вал первым, и Миних не поверил своим глазам:

— Неужели это ты на вал вскарабкался? Перед ним стоял…, мальчик.

— Солдат Василий Михайлов, — назвался он. Миних расцеловал его в щеки, грязные и кислые от пороха.

— Сколь же лет тебе, храбрец?

— Четырнадцать. А служу второй годочек.

Миних деловито отцепил от пояса Манштейна офицерскую шпагу и перекинул ее солдату. Свой белый шарф повязал ему на поясе.

— Хвалю! Носи! Ступай! Служи! В походной канцелярии, когда надо было подпись ставить, Васенька Михайлов, заробев, долго примеривался:

— Перышко-то…, чего так худо очинено?

Окунул он палец в чернила, прижал его к бумаге. Выяснилось, что азбуки не знает. И тут мальчик-офицер расплакался:

— Тому не моя вина! По указу ея величества ведено меня, сколь ни проживу на свете, грамоте никогда не учить… Манштейн вскоре все выяснил об этом новом офицере:

— Солдат Василий Михайлов…, на самом же деле — это Василий Михайлович из дому князей Долгоруких! Вы, экселенц, нарушили указ государыни нашей, коя велела отроков из этой фамилии пожизненно в солдатском звании содержать и в чины офицерские под страхом смерти не выводить…

Долгорукие в это время составляли оппозицию правлению Анны Иоанновны; члены этой фамилии выступали против засилия иноземцев в правительстве и в армии; большая часть Долгоруких была уже казнена, сослана, сидела по тюрьмам и острогам.

— Так ты говоришь, что солдату век в солдатах ходить? — Миних в гневе топнул ботфортом, звенящим острою, как кинжал, испанскою шпорой:

— Но я же слово армии дал, а слово маршала — закон…

Войска бурно растекались по узким канавам улиц Перекопа. А всюду — грязь; посреди улиц лежали кучи пороха. Валялись пушки с гербами московскими (еще от былых походов столетья прошлого). Кажется, и дня не прожить в этаком свинстве, какое царило в янычарской цитадели, и солдаты спрашивали:

— А где ж землица-то райская, кою сулили нам вчера? Но за Перекопом им неласково приоткрылся Крым — опять степи голые, снова безлюдье, пустота и дичь. Парили над падалью ястребы, да цвели дикие степные тюльпаны, никого не радуя. Решительным марш-маршем, русская армия шагнула в Бахчисарай, столицу ханства, и предала ее карающему огню…

Сколько раз уже входил в Крым человек русский, и всегда только рабом. 1736 год — для истории памятный. В этом году русский человек вступил сюда воином!.. Разведя армию на зимние квартиры вдоль берегов Днепра, Миних велел солдатам всю зиму дробить пешнями днепровский лед, чтобы конница татарская не могла по льду форсировать реку. А сам отъехал для доклада императрице в Петербург.

Закончив говорить о важных делах, он уже направился к дверям и вдруг — хитрец! — хлопнул себя по лбу:

— Ах, голова моя! Все уже забывать стала.

— Ну, говори, — повелела Анна Иоанновна. — Что еще?

— В армии, матушка, состоял в солдатах отрок один. И первым на фас Перекопа вскочил. Так я, матушка, чин ему дал.

— И верно сделал, — одобрила его императрица.

— Да отрок-то сей неучен, матушка.

— Неучен, да зато храбр! Такие-то и надобны.

— Из Долгоруких он, матушка…

Царица нахмурилась. Долгорукие — ее личные враги, они кичились древнею славой предков своих, они бунтовали против нее и ее фаворита графа Бирона…

— Дал так дал, — недовольно сказала императрица. — Не отнимать же мне шпагу у сосунка. Пущай таскает ее… Но грамоте учить его не дозволю.

Война с Турцией закончилась в 1739 году, когда Василию Долгорукому исполнилось семнадцать лет, а за спиною юноши уже отполыхали пожары Очакова и Бахчисарая, в битвах окрепла его рука…

Стоившая народу немалых жертв, эта война никакой пользы России не принесла, разве что озлобила ханство.

В истории все объяснимо: могущество России, военное и экономическое, еще не созрело до такой степени, чтобы Крым взять и удержать за собой…

В последующее царствование — Елизаветы Петровны — многое на Руси изменилось к лучшему: было создано национальное русское правительство, куда вошли умные деловые люди; на берегах Невы открылась Академия художеств; промышленность ковала для армии мощное добротное вооружение; флот российский снова распустил паруса…

При Елизавете семь лет подряд Европу сотрясала война, которую принято называть Семилетней; вызвал эту войну прусский король Фридрих Великий — талантливейший полководец XVIII века, глубокомыслящий хищник, оригинальный стратег, побеждать которого было нелегко.

В рядах армии, прокладывавшей дорогу на Берлин, состоял и князь Василий Михайлович Долгорукий; в битве под Кюстриным он был жестоко изранен, но фронта не покинул, за что наградой было ему чин генерал-поручика.

Слава — фея капризная, и никогда не знаешь, где она тебя увенчает лаврами… Ему было уже пятьдесят лет, когда началась очередная русско-турецкая война.

Стотысячную армию возглавлял крымский хан Крым-Гирей.

Пестрота одежд, блеск лат, колчанов и сабель, разукрашенных позолотой и камнями, сочетались со строгой мрачностью европейской амуниции…, новенькие французские пушки замыкали торжественное шествие армии Гирея. Вся эта орава вторглась на Украину, и вновь запылали города и села, опять, как во времена Батыя, арканили людей, словно скотину, и тысячами гнали в крымскую Кафу, где шла бойкая торговля людьми на базарах. Кавалерийская орда Крым-Гирея с воплями вкатывалась в земли польские, по которым татары пронеслись, как через жнитво проносится черный смерть; на их пути все было уничтожено, все осквернено, все обесчещено; они вырезали ляхов семьями, а прекрасных полонянок табунами гнали в Крым — для продажи в гаремы; пламя пожаров колыхалось над многострадальной Польшей, и было жутко, как никогда…

Русские генералы собрались в Зимнем дворце.

— Армию поднимать в поход… Отмщение врагу многовечному близится. Кровь великая, будет, но и славы пребудет!

15 июня 1771 года русская армия под командованием «солдата Василия Михайлова» с ходу уперлась в твердыни Перекопа.

Долгорукий приставил подзорную трубу к слезящемуся от пыли глазу, всмотрелся в возню янычар на высоких крепостных фасах, вдоль которых красовалось страшное ожерелье из отрубленных голов христианских воинов.

— Един раз я пришел сюды мальчиком-солдатом, сказал он штабу, — а ныне явился во второй уже стариком генералом… Товарищи! — обратился к войскам. — Первого из вас, кто взойдет на фас Перекопи и останется жив, жалую я офицерской шпагой…

Поэты писали:

И_здесь_в_очах_сего_героя_виден_жар,_

И_храбрость_во_очах_его_та_зрима,_

С_которыми_разил_кичливых_он_татар!_

Се_Долгорукий_он_и_покоритель_Крыма…_

Ворота Ор-Капу вдребезги разлетелись, и, разломав крепости Перекопа, русское воинство хлынуло в Крым.

Это была блистательная операция! Долгорукий повершил Миниха и взял у татар не только Бахчисарай, но и Кафу (нынешняя Феодосия) — многовековой центр международной работорговли. Ханство было повержено…

При десанте в Алуште гренадеры наши дрались как дьяволы, а вел их в бой молодой Михаила Голенищев-Кутузов, и в небывалой ярости схватки пуля не пощадила его.

«Сей штаб-офицер, — рапортовал Долгорукий в столицу, — получил рану пулей, которая, ударивши его между глаза и виска, вышла напролет в том же месте на другой стороне лица…»

Рана опасная.

Державин сказал о ней поэтически:

«Смерть сквозь главу его промчалась!».

Уже на склоне лет, когда армию Наполеона гнали прочь из России, одноглазый Голенищев-Кутузов, князь Смоленский, в морозную ночь на бивуаке, греясь возле костра, неожиданно вспомнил молодость. Он долго рассказывал о князе Долгоруком…

— Под его командой, — заключил он рассказ, — я получил черную повязку на глаз и начал понимать войну… Спасибо старику — от него я многому научился!

Екатерина II вызвала князя Долгорукого в столицу…

Верхи_Петрополя_златые_

Как_бы_колеблятся_меж_снов,_

Там_стонут_птицы_роковые,_

Сидя_на_высоте_крестов!_

Императрица приняла полководца во внутренних покоях, одетая в голубенький капот, на коленях у нес грелась злющая дымчатая кошка с острыми черными ушами, которая часто шипела…

— Звала ты меня, матушка? Так вот я — прибыл! Она предложила ему чашечку кофе своего приготовления, но старик отвел от себя все ее заботы.

— Того не надобно, — сказал. — Уже откушал…

— Ну, Василь Михайлыч, — заговорила императрица, — услужил ты отечеству в избытке. Жалую тебя …

Понедельник, 16 Март 2015 07:06

ОХ УЖ ЭТИ ПОДРОСТКИ!

ОХ УЖ ЭТИ ПОДРОСТКИ! 

О проблемах отцов и детей написаны тонны научных тру­дов. Подростковый возраст, пожалуй, это самый непростой период в жизни каждого человека. В это время растущее чадо не понимает не только окружающих, но и самого себя.

 Год назад сыночек сидел дома с родителями и не рвался на улицу, а сейчас при каждом удобном случае бежит к сомнительным друзьям. Еще вчера он «фанател» от Рамштайна, а сегодня ему уже нравится Джиган и другая русская попса. С одеждой тоже происходят мета­морфозы. Девочка - отличница, этакий божий одуванчик вдруг от­казывается от розовых платьиц, сменила туфли на раздолбанные кроссовки и кеды, нарядилась в черные балахоны с пентаграммами нечистой силы. Что это? Почему ребенок превращается в охломона и перестает слышать нормальную человеческую речь? Каких только советов и рекомендаций не дают ученые мужи сбитым с толку ро­дителям и замученным педагогам. «Нужно уметь выслушивать ребенка, - тихо и несмело говорят одни. - Главное - помнить о неустойчивой детской психике, поэтому в какие-то минуты можно и промолчать». «Нет, самое главное - это физичес­кое наказание для таких неслухов, - грозно вещают другие. - Соврал отцу, не вымыл посуду, прогулял школу - сначала показательная порка, а потом лишение всех благ цивилизации: ни компьютера тебе, ни телефона, ни встреч с друзья­ми». Однако сколько бы ни бились мы над этой проблемой, каждый раз мамы и папы, дедушки и бабуш­ки вынуждены хвататься за голо­ву. Ребенок еще вчера был таким милым и добрым, а сегодня смот­рит, насупившись, и не желает раз­говаривать. Можно ли как-то с этим явлением бороться? Суще­ствуют ли какие-то способы, помогающие понять, что же творится в душе растущего ребенка?

Счетчик посещений

2749779
Сегодня
Вчера
Эта неделя
Прошлая неделя
Этот месяц
Прошлый месяц
Всего
1392
1349
9858
2724970
33434
35642
2749779

IP пользователя: 54.166.130.157
Время: 2018-10-21 23:34:34
Счетчик joomla